США и НАТО послали Путина с его ультиматумом «не расширяться на Восток»

Преждевременная эйфория

 Никакой, пусть самой жёсткой риторикой, меня не убедить — только делом

Демократическая общественность в эйфории: США и НАТО послали Путина с его ультиматумом «не расширяться на Восток» и даже съежиться «до границ 1997 года», куда надо. Куда он заслужил. И толсто намекнули ему, что это не российское дело — указывать НАТО, кого принимать в Альянс, кого — нет.

Это, конечно, замечательно, что Путина послали практически открытым текстом. С особенным наслаждением наблюдатели цитируют твит экс-министра иностранных дел Польши, сейчас депутата Европарламента Радослава Сикорского, пославшего российские власти открытым текстом буквально и брутально. Не откажу себе в удовольствии процитировать политика и я. Сикорский, в ответ на откровения Сергея Лаврова о том, что НАТО является геополитическим проектом по освоению территории, «которая оказалась бесхозной после исчезновения Варшавского договора и после распада Советского Союза», написал: «Уясните себе раз и навсегда, говорю на понятном вам языке. Мы не остались сиротами после вас, потому что вы не были нашим отцом. Скорее серийным насильником. Вот почему мы по вам не скучаем. А если полезете еще раз, то получите пинка по яйцам».

И все-таки, как неисправимый пессимист, а точнее, прожженный реалист, скажу, что с эйфорией я бы пока повременил. Мы помним, как еще менее года назад Байден согласился с тем, что Путин убийца, и в какой все тоже были эйфории от этого клейма, которым президент США припечатал российского коллегу, и ожидали соответствующих оргвыводов, но все закончилось не просто пшиком — последовавшие за этим месяцы Байден не знал, как избыть свою вину перед Путиным за это нечаянно вырвавшееся у него «хм, хм, да….», в частности, пригласил того, как равного, на саммит в Женеву.

Во-первых, нужны, наконец, после многолетнего умиротворения агрессора, реальные дела, но пока кроме словесных угроз со стороны Запада — напоминающих угрозу «а то будет как в Одессе!» — ничего в реальности нет. Да, риторика Запада в адрес Путина необычайно жестка, это отмечают все, но пока это всего лишь РИТОРИКА. Я, конечно, извиняюсь, но после стольких лет умиротворения агрессора, стоивших 15 тысяч жизней украинских граждан, никакой, пусть самой жёсткой риторикой, меня не убедить — только делом. Кар небесных агрессору обещается много, но я в который раз осмелюсь напомнить, что в 1994 году в Будапеште американцы и англичане не просто обещали, а взяли на себя вполне конкретное обязательство — быть гарантами территориальной целостности Украины. — И?..

Во-вторых, мы видим, что путинская тактика игры на повышение ставок прекрасно работает: все эти адские меры ему обещают, только если он продолжит захваты украинских территорий. А о том, что он вообще-то должен вернуть уже захваченное, никто и не заикается. И в Сирии, получается, он может продолжать убивать напропалую. И очень возможно, в этом и состояла цель — или одна из целей — и его ультиматума НАТО, и наращивания сил российского вермахта у границ Украины.

Что же касается расширения Альянса на Восток, точнее, моратория на это расширение — да, Путина с этой «инициативой» недвусмысленно послали, но на практике никакого приема Украины в НАТО в обозримом будущем не предвидится. Заместитель госсекретаря США Вэнди Шерман подтвердила на прошедших переговорах, что Украине (а также Грузии) предстоит проделать большую работу, чтобы соответствовать стандартам Североатлантического Альянса. И все об этом знают, надо полагать, и Путин тоже. Поэтому, возможно, в падучей по поводу расширения НАТО он бился в рамках все той же игры на повышение ставок.

Хотелось бы думать, что на сей раз Запад настроен решительно и угрозы в адрес Путина серьезны, но не дай бог нам в этом убедиться на практике, то есть ценой вторжения Путина в Украину! Хотелось бы думать, что Путин на этот раз поверит в серьезность угроз — и вторжения не будет. Но я не рискнул бы играть с Путиным в такого рода рулетку и серьезность намерений продемонстрировал и подкрепил бы чем-нибудь более действенным, чем одни только угрозы. Поскольку совсем не уверен, что в 2022 году этого мирового бандита словесными угрозами можно остановить. Частично потому, что он уже неадекватен и пребывает в параллельной реальности, частично потому, что в результате 20-летнего опыта «общения» с Западом понял, что на его угрозы можно не особо обращать внимание, так как они озвучиваются больше для проформы, для соблюдения в глазах западной общественности демократического имиджа и ритуала. Уж не знаю, чего тут больше — неадекватности или опыта. Собственно, неадекватность Путина и выросла во многом из вот такой бесхребетной политики Запада, состоящей из словесных угроз и умиротворения агрессора. А путинское кредо, как он сам когда-то признался: не надо никого пугать, если вытащил оружие — стреляй. К пугающим он относится без уважения. Как к слабакам.

Для подтверждения серьезности своих намерений НАТО, Западу следовало бы ввести хоть часть обещанных санкций, и это не было бы никаким упреждающим ударом — потому что Путин уже очень давно заработал самые адские санкции из возможных.

Следует перестать играть с Путиным в поддавки в его игре на повышение ставок — а пообещать ему весь тот пакет мер, который обещан, не только в случае, если он сунется в Украину всей тушей своего вермахта, но и если в определенный срок не вернет уже захапанное. Потому что сейчас Запад, грозящий Путину египетскими казнями в случае новых актов агрессии, а с прошлыми его преступлениями готовый де-факто смириться, напоминает того папашу в старом детском анекдоте, который говорил: я держу своего сына в ежовых рукавицах, если он приносит из школы пятерку, я даю ему пять рублей, а если двойку — только два рубля. Странно, как еще не объявили о пакете поощрительных мер Путину в случае, если он будет паинькой и не вторгнется в Украину.

Путину жестко следует дать понять, что игры действительно закончились. Так жестко, чтобы это дошло до его ума, до сердца, до печёнок и остального его гнилого ливера.

Все инструменты — подчеркиваю, невоенные инструменты — для приведения агрессора в чувство в руках Запада есть. Нет только политической воли, а у некоторых — не будем показывать пальцем — желания прекратить взаимовыгодное сотрудничество с террористическим государством.

Вадим Зайдман

і

ютос