Как дятлы заклевали “Дискавери”

11 мая 1995 года “Дискавери” вывезли на площадку В стартового комплекса LC-39 и ускоренным порядком готовили к запуску 8 июня. Этот полет, посвященный в первую очередь запуску очередного спутника-ретранслятора НАСА TDRS-G, был вставлен в “дырку”, образовавшуюся из-за сдвига STS-71 с конца мая на конец июня.

В последние дни мая подготовка к запуску велась полным ходом. 22-23 мая баки двигательной установки систем орбитального маневрирования и реактивного управления были заправлены компонентами топлива, 24 мая вновь открыли створки грузового отсека, чтобы провести проверку готовности к запуску межорбитального буксира IUS. 25-26 мая на него установили и проверили аккумуляторные батареи. 25 мая был проведен первый этап установки пиротехнических средств. Затем была выполнена калибровка инерциальных измерительных блоков.

23 мая на смотре стартовой готовности и 26 мая на смотре летной готовности руководители полета подтвердили дату и время запуска — 8 июня в 09:26 EUT (13:26 GMT) — и посадки — 16 июня в 07:36 EDT (11:36 GMT).

27 и 28 мая были выходными, а 29 мая в США был праздник — День поминовении. 30 мая были начаты окончательная приемка хвостового отсека, зарядка аккумуляторных батарей TDRS, подготовка к началу предстартового отсчета о 06:00 LDT 5 июня. В этот же день предполагалось закрыть створки грузового отсека, а в шесть вечера в Центр Кеннеди должен был прилететь экипаж Герренса Хенрикса.

В пятницу 26 мая, в тот самый день, когда НАСА торжественно объявило дату 100-го пилотируемого полета, во время рутинного осмотра на стартовом комплексе LC-39B было обнаружено гнездо дятлов — по-видимому, это были золотые северные “вспыхивающие” дятлы. Удивительного в этом ничего не было: сооружения центра Кеннеди фактически находятся внутри заповедной зоны “Мерритт-Айлэнд”. Но стая из нескольких десятков совиных чучел, выставленных в разных точках площадки 39В, звуки сигнальных рожков и имитация крика хищных птиц воздействовали на дятлов в самой минимальной степени. Воспользовавшись тремя нерабочими днями подряд, гнездящаяся пара принялась разорять то, что птицы, по-видимому, сочли самым большим деревом в округе — внешний топливный бак космической транспортной системы!

Они усердно долбили бак, и к тому моменту, как в середине дня 31 мая о нанесенном птицами “небольшом ущербе” впервые сообщил пресс-центр Центра Кеннеди, в полистереновом теплоизолирующем покрытии на поверхности бака ЕТ-71 насчитывалось уже 71 отверстие диаметром от 1.3 до 10 см. Поздно вечером по времени США видеорепортаж с места события показала CNN. На кадрах было видно, как пара дятлов отбивают изоляцию с верхней части бака.

Трудно сказать, что именно привлекло дятлов на внешний бак и почему это случилось именно сейчас. Руководитель испытаний Эл Софдж (Al Sofge) вспомнил только один подобный случай. Еще весной 1981 г. дятлы повредили покрытие бака “Колумбии”, готовившейся к полету STS-1, тогда бак еще красился белой краской. Техникам удалось залатать изоляцию на старте и запуск состоялся. Без малого 70 запусков за 14 лет обошлись без подобных налетов и вообще без серьезного урона со стороны дикой природы.

Непонятно также, по каким соображениям птицы осуществили выбор между двумя кораблями на двух площадках — “Атлантис” вывезли на LC-39A еще в апреле. Консервативное предположение состояло в том, что дятлы помнили о жившей в течение многих лет на 39А большой рогатой сове. Откуда им было знать, что 2 марта сова с выводком погибла при запуске “Индевора”! Более радикальная идея (вероятный автор — Майк Дженсен) связала боязнь сов “Атлантиса” с прозвищем его командира Роберта Гибсона — ведь “Hoot” есть не что иное, как звукоподражание совиному крику!

Хотели ли дятлы поискать в слое теплоизоляции червячков, или таскали материал для гнезда, намеревались ли выдолбить уютное дупло или пытались “застолбить” гнездовой участок, или, наконец, исполняли видоизмененный брачный ритуал — неясно. Ричард Коулз, биолог из Университета Вашингтона в Сент-Луисе, считает, что та часть ритуала ухаживания, которая состоит в выбивании дупла, нарушалась всякий раз, когда дятел добирался до металлического корпуса бака, и бедная птица переходила на соседнее место и продолжала работу.

Здесь нужно отметить, что слой ржаво-бурого теплоизолирующего покрытия толщиной в несколько дюймов, наносимый на корпус внешнего бака, предотвращает образование на нем льда во время заправки криогенных компонентов. Лед на баке, отрываясь во время старта, может повредить корабль и его теплозащиту и привести к катастрофе. Теплоизолирующее покрытие бака играет также важную роль при входе его в атмосферу после выведения. Поэтому требования к качеству покрытия бака — не пустой звук, и махнуть рукой на подрывную деятельность пернатых было никак нельзя. Пока техники устанавливали “защитные средства” от дополнительного повреждения (те же самые чучела сов плюс запись совиного крика), руководители изучали объем повреждений и необходимого ремонта.

(“Слава Богу, дятлы не относятся к исчезающим видам, — отметили наблюдатели. — А то, чего доброго, пришлось бы позволить им достроить гнездо и вывести птенцов в дупле на баке!”)

Вечером 31 мая на площадку подогнали несколько кранов, с помощью которых рабочие начали на следующее утро заделывать повреждения в наиболее доступных местах (к счастью, технология нанесения покрытия это позволяла). По расчетам, проведенным вечером 1 июня, на баке было 135 повреждений глубиной до 5 см. В некоторых местах покрытие было пробито до металла, но повредить оболочку бака дятлам все же не удалось. К этому времени 20 дыр в нижней части бака были заделаны, а 38 на межбаковой секции можно было оставить, поскольку эта область не подвергается сильному охлаждению.

2 июня на LC-39B пригнали 75-метровый кран с удлиненной стрелой, с которого, начиная со второй половины дня, предлагалось работать на верхних частях бака. Это была явно опасная, но осуществимая работа. Предварительные оценки показывали, что “заштопать” изоляцию можно, но запуск придется сдвинуть на один-два дня. Большой проблемой были дыры в пространстве между баком, ускорителями и кораблем. Здесь к ним добраться было особенно сложно.

Подготовка к запуску тем не менее продолжалась, и 1 июня на “Дискавери” загрузили и проверили скафандры, предназначенные для возможного аварийного выхода в космос.

Вечером 2 июня в Центре Кеннеди был собран смотр летной готовности следующей миссии — STS-71. Это совещание принесло два неутешительных результата. Во-первых, дата запуска STS-71 не была объявлена в связи с незавершенностью подготовки “Мира” к стыковке. Во-вторых, около шести вечера руководители объявили решение отменить запуск “Дискавери” 8 июня и увезти транспортную систему в здание вертикальной сборки (VAB), чтобы провести ремонт теплоизолирующего покрытия в безопасной обстановке. Связку TDRS-G/IUS было решено извлечь из грузового отсека и хранить в помещениях стартового комплекса.

“Мне действительно очень жаль этих ребят,” — прокомментировал неожиданную отставку команды Хенрикса командир “Атлантиса” Роберт Гибсон.

На ремонт в VAB’e нужна примерно неделя, затем корабль нужно вновь пару недель готовить к запуску. Официальных данных о возможной новой дате старта “Дискавери” пока нет. Во всяком случае, он не будет выполнен до окончания полета “Атлантиса”. НАСА называет возможными периодами двух следующих полетов середину июля и середину августа, не уточняя, в каком порядке будут выполняться полеты STS-70 и STS-69. По всей видимости, именно миссия STS-70 будет перенесена на август. Агентство Рейтер сообщило 3 июня со ссылкой на источники в НАСА, что запуск “Дискавери” не будет выполнен раньше 10 августа.

Заканчивая рассказ о том, как животный мир Флориды вмешался в честолюбивые планы НАСА, не могу нe вспомнить историю, случившуюся на мысе Канаверал во время подготовки к запуску ракеты “Bumper 8” 24 июля 1950 г. — первой ракеты, стартовавшей с полигона. Тогда во время предстартового отсчета в бункер заполз аллигатор. Ракету, надо отметить, все же запустили.

И.Лисов по материалам НАСА, Центра Кеннеди и сообщениям АП, ИТАР-ТАСС, Рейтер.

Yottos