МЕРКЕЛЬтильный мир

 Выбор между плохим и очень плохим

Результаты состоявшихся 26 сентября в Германии выборов в бундестаг таковы:

СДПГ (SPD), кандидат в канцлеры Олаф Шольц (Olaf Scholz) – 25,7%.

ХДС/ХСС (CDU/CSU), кандидат в канцлеры Армин Лашет (Armin Laschet) – 24,1%.

Зеленые (Grüne) – 14,8%.

СвДП (FDP) – 11,5%.

АдГ (AfD) – 10,3%.

Левые (Die Linke) – 4,9%.

Остальные партии – 8,7%.

Социал-демократы, как видим, потеснили, неожиданно для многих (еще весной их рейтинг был всего 15%), ХДС/ХСС. И это на пять процентных пунктов больше, чем на прошлых выборах в 2017 году. Результат же, который показал блок ХДС/ХСС – наихудший за всю историю; ни разу еще, ни на одних выборах в бундестаг этот союз не получал меньше 30 процентов.

Однако, небольшой разрыв между СДПГ и ХДС/ХСС, менее двух процентов, позволяет кандидату от блока Армину Лашету претендовать на пост канцлера.

Гораздо хуже ожидавшегося показали результат «Зеленые», получившие в итоге бронзу. Весной их рейтинг был 28%, что подвигло их впервые в истории выдвинуть своего кандидата в канцлеры – Анналену Бербок (Annalena Baerbock). По итогам же выборов они получили почти вдвое меньше – 14, 8%, хотя это и больше, чем на выборах 2017-го (8,9%).

Отрадно, что потеряла голоса, по сравнению с выборами в 2017-м (12,6%), правопопулистская и откровенно пропутинская партия «Альтернатива для Германии». Также растеряли свои голоса Левые, получив почти вдвое меньше, 4,9% против 9,2% в 2017-м.

Каковы перспективы создания нового правительства?

Очевидно, что, поскольку разрыв между золотым и серебряным призером выборной гонки небольшой, предстоят долгие переговоры о создании коалиции, поскольку каждый будет претендовать на ведущую, а не ведомую роль, почему, не исключено, такая коалиция вообще не состоится. Хочется надеяться, что переговоры все-таки не затянутся на полгода, как это случилось после выборов 17-го года, когда коалиционное правительство было сформировано только 14 марта 2018-го. Замечу, что до формирования нового правительства Ангела Меркель будет продолжать выполнять обязанности канцлера.

Deutsche Welle пишет о возможных вариантах будущей правящей коалиции:

«Итоги выборов в принципе позволяют возобновить правительственную коалицию последних 8 лет, но со сменой ролей – главная у социал-демократов, а консерваторы – младший партнер. Но такой вариант пока исключают и Олаф Шольц, и Армин Лашет.

Учитывая, что с правыми популистами из АдГ вести переговоры об их участии в правительстве никто не будет, а позиции посткоммунистов из Левой партии сильно ослабли, реалистичными остаются только два тройственных союза – „зеленые“ и либералы с социал-демократами и канцлером Олафом Шольцем, или они же с консерваторами и главой правительства Армином Лашетом.»

А теперь будет мое особое мнение.

Прошедшие вчера в Германии выборы в бундестаг, как и неделю назад состоявшиеся «выборы» в российскую Госдуму, по большому счету были довольно бессмысленными, ничего не решали и почти ничего не значили. Не в том, разумеется, плане, что, как в России, за кого ни голосуй, все равно получишь… предопределенный не тобой, голосующим, результат. А в том смысле, что не было на этих выборах хорошего выбора. Что в любом случае, кто бы ни стал канцлером – это будет (или станет в очень короткое время) путинферштеер. Разница может быть только в большей или меньшей степени этого понимания. То есть, мы имеем выбор между плохим и очень плохим.

Немецкая политика на деле состоит, увы, практически из сплошь «понимающих Путина» политиков. Путинферштеер на путинферштеере сидит и путинферштеером погоняет.

Нет среди претендующих на пост канцлера кандидатов, соответствующих вызовам сегодняшнего времени. Нет настоящего государственника, в хорошем смысле этого слова, уровня Рейгана или Тэтчер, способного в эти для судеб мира «минуты роковые» понимать не Путина, а ту опасность, которую он представляет.

Мне могут сказать – и скажут! – что у партий и кандидатов разный подход к проблемам внутренней политики, а именно это то, что в первую очередь волнует бюргеров, а не какой-то там Путин, который далеко.

Для немецких обывателей прискорбно, но простительно не понимать, что внутренние проблемы страны отступают на второй план по сравнению с тем, что может натворить Путин, если его не остановить, что это в итоге может коснуться всех, в том числе и Германии. Как аукнулось это в свое время всем умиротворителям агрессора, не понимавшим необходимости и не имевшим воли остановить Гитлера. А вот для претендентов на пост руководителя самой весомой страны в ЕС не понимать этого – и прискорбно, и непростительно.

Когда мир накрывает чума, тонкости внутренней политики отступают на второй план. Были ли главными накануне Второй мировой войны на выборах во Франции или Великобритании вопросы внутренней политики? Может, если б на месте Чемберлена в 38-м году оказался Черчилль, он не стал бы проводить политику умиротворения агрессора, и дело не дошло бы до Второй мировой войны.

Теперь конкретно по двум кандидатам на пост канцлера.

Что касается Армина Лашета, то на нем, как на путинферштеере, клейма ставить негде, и я об этом уже писал.

Все, что о нем известно, позволяет уверенно говорить о том, что он хочет быть большим папой римским, то есть, большей мамой Меркель, чем сама Меркель. Он противник антироссийских санкций. После аннексии Крыма он заявил, что Россия, «конечно, нарушает международное право», но надо уметь «посмотреть на все глазами партнера по диалогу». То есть, зрителям, которые наблюдают, как волк пожирает овцу, предлагается посмотреть на ситуацию и глазами волка, а не только поедаемой жертвы, которая, видимо, виновата уж тем, что хочется хищнику кушать. Ни в коем случае нельзя демонизировать волка. «Демонизация Путина – это не политика, а алиби для ее отсутствия», – сказал Лашет в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung в марте 2014 года.

Лашет выступает за то самое сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом, в частности, в Сирии в борьбе с Исламским государством, которое он считает большей угрозой, нежели диктатора Асада. Он завсегдатай российско-германского форума «Петербургский диалог». Разумеется, категорически против прекращения строительства «Северного потока – 2». Далее вообще нечто несусветное: он сомневается в причастности российских спецслужб к отравлению Скрипалей, он не требовал жесткой реакции Запада на отравление Алексея Навального (наверное, тоже сомневается в том, что это дело рук ФСБ), и он практически единственный из немецких политиков, кто не выступил с осуждением его беззаконного ареста. При этом он очень жестко и смело критикует Соединенные Штаты. В частности, главным виновником гражданской войны в той же Сирии, по Лашету, являются США, а Россия, благодаря которой еще держится режим кровавого диктатора, и которая помогает ему убивать сирийцев, тут вроде как ни при чем.

В общем, можно не сомневаться, если, не дай бог, канцлером станет Армин Лашет, мы ещё с ностальгией будем вспоминать «лучшую женщину Путина» фрау Меркель, как её метко охарактеризовал немецкий журналист Борис Райтшустер.

Что касается Олафа Шольца, то, хотя он не выглядит настолько одиозным путинферштеером, как Армин Лашет, боюсь, на деле реального противостояния Путину также не будет.

Да, на словах Шольц вроде бы не сильно благоволит Путину и выступает против его экспансионистской политики. Но уже его заявления очень двусмысленны. Вот, например, в интервью DW в августе этого года он правильно сказал, что Евросоюзу надо четко заявить Путину, что в современном мире не должно быть насильственного передела границ: «Россия нарушила это, аннексировав Крым, что стало очень и очень большой проблемой. У нас также по-прежнему проблемы из-за сложной ситуации на востоке Украины. Поэтому необходимо, чтобы все вернулись к верховенству права, а не к праву более сильного».

И далее: «Я … выступаю за то, чтобы Россия и другие страны смирились с дальнейшей интеграцией Европы. Мы не хотим вернуться к политике 17, 18 и 19 веков, когда политику делали друг с другом крупные державы – Россия, Германия, Франция, Англия. Если мы хотим обеспечить общую безопасность в Европе, то этим должны заниматься Европейский Союз и Россия». Опаньки! – Россия в коалиции с ЕС будет обеспечивать безопасность на европейском континенте. Это все равно, что после 1 сентября 1939 года обеспечивать безопасность Европы общими усилиями с Гитлером.

И во многих других интервью Олаф говорил, настаивал на том, что необходим прямой диалог ЕС с Россией. И, кстати, в предвыборной программе СДПГ, которую представляет Шольц, также говорится о том, что ЕС необходимо добиваться «взаимных успехов» в сотрудничестве с Россией, а также с Китаем «в вопросах общей безопасности, разоружения, а также охраны природы, развития энергетики и борьбы с пандемиями».

Для осуществления этого Шольц призвал Евросоюз к разработке «новой Восточной политики». Радио Свобода комментирует эту замечательную инициативу: «Что он конкретно имел в виду, кандидат от СДПГ не прояснил, но сам термин „восточная политика“ родился в эпоху социал-демократического же канцлера Вилли Брандта: это была стратегия сближения с Москвой и странами советского блока».

Олаф Шольц тоже завсегдатай «Петербургского диалога» – как и Армин Лашет. Радио Свобода напоминает, что он «…считался выдвиженцем Герхарда Шрёдера – канцлера, который называл Путина „чистейшей воды демократом“».

«Но Шольц – не Шрёдер, – обнадеживает нас РС. – Никакой отмены санкций или признания аннексии Крыма при нем не будет». – Возможно. Ну так и при Меркель этого признания не было, и от того, что не будет при Шольце, Путину будет ни холодно, ни жарко. Главное – что взаимовыгодное сотрудничество, как и при Меркель, продолжится.

Собственно, не только Германия, весь Запад не признает Крым российским, ругает Россию за агрессию в восточной Украине – но реальных действенных мер по приведению агрессора в чувство не предпринимает.

И сколько уже было политиков, которые в предвыборную кампанию и даже в начале своей каденции были настроены антипутински, а в итоге неминуемо скатывались к «пониманию Путина». Традицию заложил еще Саркази, вначале очень жёстко расположенный к Путину, а в итоге ставший путинферштеером, и уже как путинферштеер спустивший на тормозах оргвыводы в отношении России за грузинскую агрессию. Об Обаме вообще помолчу. Затем – сама фрау канцлерин, в 2014-м году в Брисбене говорившая о неадекватности и параллельной реальности Путина, ставшая в итоге «лучшей женщиной Путина». Наконец, еще один президент Франции, Макрон, начавший, как и Саркози, с очень жёсткой критики Пу, но очень быстро совершенно волшебным образом, наводящим на конспирологические размышления, превратился в Микрона, скатившись до полного путинферштееризма. А сколько надежд возлагали на Байдена после того, как он согласился с тем, что Путин – убийца?!

Почему надо полагать, что Олаф Шольц, позиция которого в отношении Путина уже теперь весьма двусмысленна, нарушит сложившуюся традицию? Вопрос здесь, на мой взгляд, заключается только в том, как быстро Шольц, если, конечно, именно ему суждено стать следующим канцлером Германии, трансформируется в откровенного путинферштеера.

О, этот безумный, насквозь меркантильный МЕРКЕЛЬтильный мир!

Вадим Зайдман

і

ютос