в словах Путина о полном разрыве с Америкой не хватает одного эпитета

Предновогодний телефонный разговор президентов США и России ситуацию в мире не изменил. Ультиматум России, предъявленный Свободному миру, пока остается без официального ответа. Но некоторого своего разочарования от беседы с президентом Байденом президент Путин скрывать не стал. Он даже сказал, что отношения с Америкой могут быть окончательно прерваны. Что значат эти слова? Какой практический смысл за ними стоит? Что означал бы для Америки полный разрыв с Россией? Как бы он отразился на повседневной жизни американцев? Да никак практически. Следовательно, эти слова Путина относятся не к Америке, а к России.

Полный разрыв с Америкой означает то, что путинская Россия уже на официальном уровне объявит злом американские ценности. Сегодня Россия формально не ведет идеологическую борьбу против американских ценностей. Прямым злом американские ценности объявляют Иран, Талибан, еще кто-то, но пока не Россия.

Но что же такое эти ценности, что будет объявлено в России абсолютным злом, как только отношения с Америкой будут полностью, как угрожает Путин, пока еще на словах не объявивший свободу химерой, прерваны?

По устоявшимся и в исторической науке, и в политической практике, и в массовом сознании представлениям к американским ценностям относится, прежде всего, идеал свободы, который первый и попадет в Россию под раздачу уже на идеологическом уровне. За слова “свобода лучше несвободы”, какими бы пустыми они ни были, в ужасной России будущего, окончательно порвавшей с Америкой, будут забивать полицейскими дубинками на месте.

На практике такая фундаментальная американская ценность как равенство возможностей попрана в путинской России уже давно. В ужасной России будущего идея равенства возможностей официально будет предана проклятию, что сильно облегчит души и жизнь отпрысков представителей правящей элиты, которым по наследству будет передаваться власть на всех уровнях.

И если это так, то в словах Путина о полном разрыве с Америкой не хватает одного эпитета, и этот эпитет – долгожданный разрыв. А то некоторые спрашивают, для чего, мол, предъявлять Америке ультиматум, который она заведомо не сможет удовлетворить.

Так вот для долгожданного окончательного разрыва и предъявили. А то даже сам Сергей Владиленович Кириенко, когда вынужден делать вид, что всерьез говорит о свободе и равенстве возможностей, похоже, чувствует себя не в своей тарелке.

Пётр Межурицкий

і