Корни российского деспотизма — византийские, а не монгольские

Византизм
Сабиржан Бадретдинов: Корни российского деспотизма — византийские, а не монгольские

С интересом послушал лекцию Андрея Илларионова о российской цивилизации. Как и он, я давно придерживаюсь точки зрения, что именно византийская традиция лежит в основе многовековой российской тирании.

Сначала московское, а потом и российское государство позиционировало себя наследником восточно-римской (византийской) государственности и духовности. Отсюда и лозунг «Москва — третий Рим».

В течение долгого времени, духовным центром русского православия был Константинополь. Оттуда назначались самые ранние московские митрополиты, оттуда пришла в Россию традиция чинопочитания и обожествления государственной власти.

Ещё при императоре Юстиниане I (483 — 565) в Византии окончательно сформировалась традиция цезарепапизма, то бишь полного подчинения духовной власти светскому правителю. Эта традиция впоследствии «перекочевала» и в Московское государство.

После завоевания Константинополя турками в 1453 году, центр восточного христианства переместился в Москву. Поэтому, в Москву переехало огромное количество греческих священнослужителей — наиболее грамотных и образованных людей своего времени. Под их влиянием русская церковь стала одержима идеей возврата Константинополя в лоно православия.

Греки, как носители византийской традиции, оказали влияние не только на духовную жизнь Московского государства, но и на некоторые важные аспекты его политической жизни. Например, традиция полной зависимости церкви от светской власти, которую принесли с собой греки, означала отсутствие мощного потенциального очага альтернативного влияния в обществе, отсутствие мировоззренческого плюрализма. И как следствие — невозможность развития идей свободы и разделения власти на конкурирующие ветви.

До недавнего времени, в России преобладала (а возможно и сейчас преобладает) точка зрения, что Россия восприняла деспотическую форму правления у монголов.

Но могло ли «татарское иго» привести к таким последствиям? Вряд ли. Прежде всего потому что государственность монголов находилась на более низком уровне развития, чем государственность русских княжеств. Скотоводческие общества в целом менее развиты, чем земледельческие. В частности, это касается развития государственных институтов. Адам Смит, например, в своей книге «The Wealth of Nations» (1776) объясняет, почему такой государственный институт, как система правосудия, не мог развиться в скотоводческом обществе: отсутствие сколько-нибудь значимой частной собственности означает, что нет необходимости судиться по поводу имущества. А неимущественные конфликты легко разрешаются советом старейшин.

В целом, менее развитые общества перенимают модели государственности у более развитых обществ, а не наоборот.

Что же нам даёт понимание того, что у российского деспотизма византийские корни? То, что практически полное слияние государственного аппарата с церковью — это одна из основных причин российской тирании. И наоборот: независимая церковь — это один из гарантов идеологического плюрализма в общесте (вспомним, например, важную роль, которую сыграла независимая от государства католическая церковь в Польше в 1989 году). А значит, одним из первых практических шагов по уничтожению путинской диктатуры могло бы стать движение за создание независимой русской православной церкви.

Сабиржан Бадретдинов

Facebook

Yottos