Путинское обнуление опустило над Россией односторонний железный занавес

Бенефициары железного занавеса
Угроза персональных санкций подействовала на риторику обитателей телевизора

В советской пропаганде было принято ругать Черчилля за Фултонскую речь, в которой он произнес слова “железный занавес”. Правда, за 30 лет до слов Черчилля Василий Розанов в “Апокалипсисе нашего времени” написал о том, как “громоздкий занавес из железа с лязгом и скрипом опустился над русской историей”. Тогда главными бенефициарами этой конструкции из железа, крови и страха были большевики, поскольку без тотальной самоизоляции страны были невозможны ни красный террор, ни коллективизация, ни Голодомор, ни 1937 год. Путинский режим 20 лет строился по принципу “воруем в России – тратим на Западе”. И даже оккупация Крыма и война против Украины не смогли сломать эту модель. Сказалось, в том числе, и отсутствие в истеблишменте Запада кого-либо хоть немного напоминающего Черчилля.

В 2020 году модель начала ломаться. Пандемия изменила окрашенность слова “самоизоляция” с негативной на нейтральную и даже позитивную. Путинское обнуление фактически уже опустило над Россией односторонний железный занавес, изолирующий страну от международного права. Покушение на убийство Навального, причастность к которому Путина очевидна для Запада, заставило “полезных идиотов” в Европе и США притихнуть и на политической сцене Запада сейчас звучат голоса тех кто не видит альтернативе санитарному кордону между ставшей нестерпимо токсичной путинской Россией и цивилизованными странами.

Европарламент принял резолюцию, в которой призвал “продолжить изоляцию России” в связи с тем что случилось с Навальным. В США громко прозвучало предложение создать по аналогии со “списком Магнитского” “список Навального” и принять его синхронно в США, Евросоюзе, Канаде и Австралии. Выздоравливающий Навальный уже стал политиком номер один в России, по упоминаниям в медийном поле он сравнялся с Путиным, а по упоминанием в негосударственном сегменте СМИ и в блогосфере обогнал действующего президента. Главный оппозиционер неизбежно получит приглашение выступить в бундестаге и Европарламенте и если он эти приглашения примет,  то получит возможность внести предложения по приданию западным санкциям более эффективный характер, например, включив в  “список Навального” не только непосредственных отравителей, но и тех, кто осуществлял операцию информационного прикрытия. То есть многие обитатели телевизора, включая “докторов” Рошаля и Мясникова, а также всевозможные российские штрейхеры, от Симоньян до Соловьева в ближайшее время могут оказаться под санкциями.

Реальная угроза персональных санкций оказала заметное воздействие на риторику обитателей российского телевизора. Специфика железного занавеса 21-го века в том, что он опускается не на всю страну, а на отдельные, наиболее вредоносные головы, что порождает в этих головах ощущение величайшей несправедливости. “Как же так?” –  думает обитатель телевизора, годами разжигавший ненависть ко всему миру, – “меня, значит, под санкции, а эти все будут гулять туда-сюда через границу. Не бывать такому!”. И тут же принимается опускать железный занавес уже для всех, чтобы никому обидно не было.

В программе “Вечер” Владимира Соловьева от 16.09.2020 занимались опусканием железной занавески почти три часа. Соловьев истошно орал, что “большая война уже переместилась из Ближнего востока в Европу. Кургинян сообщил, что “правильно оформленная холодная война – единственный способ избежать войны горячей”. Как правильно оформить холодную войну Кургинян не объяснил, но из всего их суматошного гвалта можно было понять, что главное – это правильная геометрия железного занавеса. То есть важно так опустить эту конструкцию, чтобы она нужным образом отделила своих от чужих.

Лукашенко – один из главных бенефициаров холодной войны и скорейшего опускания железного занавеса, поскольку при задействовании этих механизмов он имеет хорошие шансы остаться у власти, а значит, на свободе, что в другом сценарии выглядит крайне маловероятным. Поэтому Александр Григорьевич сейчас лихорадочно пытается “окуклить” Беларусь вместе с Россией в союзном государстве. Организует в режиме нон-стоп совместные военные учения. Предсказывает немедленное вторжение войск НАТО в Беларусь, чтобы “через Беларусь нанести удар по России”. По ту сторону железного занавеса, по замыслу “опускателей” должны оказаться все страны, кроме России и Беларуси. Выступая перед своим “политическим активом Лукашенко дал краткие характеристики ближайшим соседям своей страны, которые все сплошь сателлиты США.

Чехия – “ресурсный хаб”.

Польша – “инкубатор по выращиванию медийных каналов, таких как Nexta и Белсат”, а также “площадка для альтернативных органов власти в изгнании”.

Литва – “таран”.

Об Украине Лукашенко говорил много и крайне обиженно, а в конце сообщил, что она стала “форпостом для политических провокаций”.

По “эту” сторону железного занавеса оказывается Беларусь, растворившаяся в союзном российско-белорусском государстве. “Вот будет красиво, когда в союзное государство войдут Луганская и Донецкая народные республики!” – поделился своими грезами Соловьев. Наличие белорусского народа, который в целом пока не против союза с Россией, но явно не готов находиться по одну сторону железного занавеса с Лукашенко, в расчет не принимается. “Россия поддерживает не Лукашенко, а белорусский народ!” – провозглашая это заклинание Соловьев явно рассчитывал, что никто из его аудитории не имеет доступа к интернету, из которого легко узнать, какие отношения у белорусского диктатора с собственным народом.

Впрочем, для предъявления телезрителям “народа” в студию обычно приглашают его, этого народа спецпредставителей. В этот раз таким спецпредставителем белорусского народа стал Геннадий Давыдько, депутат, бывший начальник белорусского государственного ТВ. Белорусский аналог Добродеева и Киселева. Спецпредставитель “народа” Давыдько тут же объявил, что “мечта белорусов – жить в одном большом русско-белорусско-украинском государстве”. И чтобы у хозяев студии не было сомнений в том, как должна быть устроена эта “белорусская мечта”, добавил, что это должно быть “Русское государство”.

На пути реализации мечты белорусского депутата Давыдько есть несколько препятствий. Во-первых, украинский народ, который уж точно не хотел бы оказаться внутри подобной антиутопии. Во-вторых, белорусский народ, который готов размышлять о своих отношениях с соседями только после устранения от власти Лукашенко и его прихвостней, типа депутата Давыдько. И в-третьих население России, в котором еще не проснулся народ, но от резких звуков опускаемого железного занавеса вполне может проснуться и разнести всю эту конструкцию.

Игорь Александрович Яковенко

і